Нейропсихологи раскрывают тайны полушарий головного мозга

Раздел: Из достоверных источников о развитии, воспитании, обучении

Дата публикации: 2012-04-30 | Просмотров: 2885 | Автор: Ольга Богданова

Правши и левши-какие они?
 Иногда родители замечают, что ребенок одинаково владеет и правой, и левой рукой,
без труда ест или рисует, перекладывая ложку или карандаш из одной руки в другую.
 По-видимому, такой ребенок относится к амбидекстрам, или «обоеруким»
(обе руки — как правая).
Амбидекстром был Иван Петрович Павлов — великий русский физиолог.
Особенности психики у таких детей могут быть такими же, как и у левшей,
но они легко привыкают писать правой рукой и не страдают от декстра-стресса.
Но это только в том случае, если амбидекстрия у ребенка связана с
генетическими факторами.

Вообще «чистых» правшей или левшей не существует, и если расставить
всех людей по степени праворукости, то у нас получится огромное многообразие
от выраженных правшей через слабовыраженных правшей,
амбидекстров, слабовыраженных левшей к выраженным левшам.
В том, что у каждого из правшей имеется как бы «скрытое левшество»,
нетрудно убедиться с помощью специальных тестов.
Например, у большинства людей при переплетении пальцев рук в замок
большой палец правой руки оказывается сверху,
но у значительной части правшей сверху ложится левый большой палец.
При переплетении рук на груди, если левое предплечье оказывается сверху,
это указывает на скрытое левшество.

Специалисты, изучающие межполушарные отношения в мозгу человека,
стараются вместо термина «левша» - употреблять слово «леворукий».


леворукий ребенок

Это связано с тем, что у человека, кроме ведущей руки, имеются и ведущий глаз, ухо, нога.
И праворукий человек может быть одновременно, например, левоглазым.
Обычно ведущий глаз можно обнаружить уже у ребенка двух лет.
Исследования показали, что левоглазые люди часто бывают робкими,
хорошо приспосабливаются к деятельности лишь при малом объеме групп и неформальных
межличностных контактах без строгой подчиненности.
По-видимому, такие дети плохо чувствуют себя в больших коллективах
(переполненная группа детского сада или школьный класс) при жесткой регламентации всех действий.

 В то же время они отличаются высокой устойчивостью к помехам и работоспособностью.
Часто у них отмечается склонность к невротическим состояниям.

Люди, которые предпочитают правую руку, глаз, ухо (например, при разговоре по телефону),
обычно более устойчивы к невротизирующим факторам, но у них в среднем
чуть ниже интеллект и работоспособность.
Интересно, что левоухие люди испытывают наибольшие трудности при
овладении иностранным языком в школе, но очень легко овладевают им при обучении
так называемым «материнским способом», особенно в дошкольном возрасте,
если общаются с людьми, говорящими на другом языке.
Показана интересная закономерность, что именно из левоухих детей
вырастают хорошие руководители.

Обычно предпочтение правой или левой руки, а тем более ноги, глаза, уха
или скрытое левшество ничуть не мешает ребенку нормально развиваться
в детском саду, если родители или воспитатели не следят слишком
ревностно за тем, в какую руку он взял ложку или карандаш.
 Трудности начинаются, когда ребенок приходит в школу,
и связаны с овладением письмом и чтением.

И письмо, и чтение — это асимметричные виды деятельности,
 так как письмо осуществляется только одной рукой, и пишут,
и читают в русском языке слева направо.
Кроме того, форма большинства букв асимметрична, и почти все дети
некоторое время пишут часть букв зеркально.
Это связано с тем, что у маленьких детей асимметрия мозга
 еще не полностью сформирована и  пространственные отношения трудны для анализа.


Позже у большинства детей эти трудности исчезают,
но некоторые еще долго путают симметричные буквы: например, заглавные «Е» и «3»
или прописные «в» и «д» (т.к. письменная «д» — это перевернутая «в»).
Чаще всего это наблюдается у леворуких детей или праворуких с некоторыми индивидуальными
особенностями асимметрии мозга.
Следует помнить, что, когда ребенок устает, а это случается к концу дня, недели, четверти,
он может вернуться к тем ошибкам, которые вроде бы были им уже изжиты
и которые были свойственны ему в более младшем возрасте.

Если ребенок праворукий, но левоглазый, то у него могут быть свои специфические трудности.
Когда такой  ребенок пишет правой рукой, то основная информация от руки приходит
в левое полушарие, а от глаза, по-видимому, в основном в правое.
Для того, чтобы осуществлять координацию между движением руки при письме
и зрительными ощущениями от написанного, необходимо сопоставить ту
и другую информацию, перенести ее из полушария в полушарие.

Но у детей до 9-10 лет, особенно у мальчиков, нервные пути, соединяющие
два полушария, еще окончательно не сформированы.
Это создает для детей определенные трудности.
В то же время именно левоглазые взрослые имеют обычно более высокий интеллект,
поэтому очень важно иметь в виду, что если эти дети могут запаздывать на ранних
этапах овладения письмом, то в дальнейшем они не только догонят сверстников,
но, возможно, и перегонят их.

Поэтому надо не торопиться и не сердиться на ребенка
при первых его трудностях, а набраться немного терпения, и помочь ему принять их
как должное, временное и нестрашное.



карандаш в руке


Как ни странно, но именно с индивидуальными особенностями асимметрии мозга связывают то,
как ребенок держит карандаш при письме и рисовании.
Считается, что если центр речи расположен в полушарии, одноименном с пишущей рукой
— у левшей в левом, как у правшей, а у правшей в правом (и такое, хоть и редко, но встречается),
— то нормальным для этих детей и взрослых будет письмо «крюком», то есть когда тупой конец
карандаша или ручки направлен не в плечо, а в противоположную сторону, «от себя».

Если такого ребенка мы будем заставлять держать ручку «как все», то надолго задержим
развитие его способности писать и вряд ли добьемся успеха.
Ведь это тот выход, который дала природа, чтобы информация от руки попала
в то полушарие, где находится центр речи.


Но здесь встает еще одна проблема. Наблюдая за малышами, мы видим, что они часто,
рисуя, поворачивают лист бумаги то горизонтально, то вертикально.


рисовальщик
У более старших детей, лист находится постоянно в одном определенном положении.

Учитель обычно закрепляет это положение, требуя, чтобы все дети клали тетрадку
перед собой одинаково: правым верхним углом кверху.
Действительно, для большинства детей такое положение тетради является оптимальным,
но не для всех.


Но мы договорились с вами, что нас интересует не только то, что есть у большинства,
а беды, проблемы и радости каждого ребенка.
Так вот, если ребенок-левша, пишущий «крюком», положит тетрадь таким образом,
то он постоянно будет загораживать себе рукой и смазывать уже написанное.
Чтобы видеть то, что он написал, — а для целостного восприятия слов и фраз 
это необходимо,— он вынужден почти
ложиться на парту и подглядывать под свою руку.
При этом страдает и осанка, и зрение.

В этом случае очень легко помочь ребенку, попробовав поварьировать положение листа бумаги,
угла, под которым он лежит, или направления наклона.
Не следует этого бояться.
Ничего страшного не произойдет, даже если тетрадка окажется лежащей почти
под углом 90° к обычному положению.
Ваш ребенок индивидуален, неповторим, и эту индивидуальность надо уважать,
тем более, что она основана на законах природы, законах работы мозга.


Иногда таким простым приемом удавалось сразу резко повысить успешность обучения ученика,
причем необязательно левши, но и праворукого ребенка с необычным положением руки при письме.
Переучивание таких детей может привести к невротизации, ребенок может даже начать заикаться.
Бывает, что положение карандаша при письме или рисовании как бы промежуточное и конец
карандаша смотрит вбок, параллельно строчке.
Это может означать, что нервные пути между полушариями еще не созрели и с возрастом
ребенок повернет карандаш и начнет писать либо обычно, либо «крюком».

А может быть, всю жизнь будет писать именно таким способом — параллельно строчке.

Правило обучения здесь опять, то же самое: попробуйте мягко и неназойливо показать ребенку
наиболее распространенное положение руки и карандаша, но не усердствуйте чрезмерно и,
как только убедитесь, что это именно тот тип написания, который соответствует физиологическим
особенностям организации мозга вашего ребенка, оставьте попытки переучивания.

При параллельном положении карандаша есть свои трудности и специфические ошибки:
рука ребенка находится не под строчкой,  а на строчке, и он заранее не видит линейки поля
или края листа, замечает эту линейку лишь тогда, когда думать о правильном переносе
уже поздно, и часто вылезает за поля.

Это не вина ребенка, а его беда.


я стараюсь написать


Со временем он научится контролировать перенос, а пока придется с этим примириться
и не требовать жестко от ребенка того, на что он пока не способен.


Среди множества тестов на так называемое: «скрытое левшество» есть тест на кручение.
Попробуйте, не отрывая карандаша от бумаги, нарисовать на одном и том же месте много
накладывающихся один на другой кружков.
Отметьте, как вы производите движение: по часовой стрелке или против.
Обратите также внимание, в каком направлении вы размешиваете сахар в чашке чая,
или рисуете циркулем, или мешаете на столе одной рукой костяшки домино.
У некоторых это направление разное, но у большинства преобладает одно.
Дети, приходящие в первый класс, в основном делятся на две почти равные группы:
предпочитающие направление по часовой стрелке и предпочитающие противоположное направление.

Никакая из этих групп не имеет преимущества перед другой в развитии речи, интеллекта или других качеств.
Но вот начинается обучение письму, и оказывается, что при существующей системе письма
и существующей методике обучения в русском языке почти все буквы пишутся против часовой стрелки.

Так мы и учим детей писать в прописях.
При предпочтении движения руки по часовой стрелке ребенка могут ждать трудности на первых этапах освоения письма.
Для детей, которые как раз и предпочитают это направление
(его, как ни странно, принято трактовать в тесте на кручение как скрытое левшество),
и для тех, у которых слабо выражено предпочтение направления кручения, не составляет особого
труда выработать навык общепринятого направления написания букв.


Значительно сложнее тем детям, для которых выбранное в методике обучения письму
направление является неудобным и противоестественным .
Автоматизм в написании букв таким способом вырабатывается у них более длительно и трудно
или не вырабатывается совсем, и не их вина, что мы когда-то приняли именно эту систему
начертания букв из нескольких возможных.

После того, как работа с прописями закончится, и дети начинают писать много и быстро,
для некоторых постоянный контроль за неестественным для них направлением письма
становится сдерживающим и мешающим письму фактором, и они переходят на свойственное
им направление написания: пишут буквы и некоторые цифры (например, 6 и 9) по-своему, по часовой стрелке.

Как отнестись к этому взрослым, предлагаем решить вам самим, основываясь не на сомнительном
тезисе «правильно то, что делает большинство», а на любви к детям и глубоком понимании того,
что ребенок — это неповторимая индивидуальность, которую надо уважать и не нарушать
при этом гармонию физиологических механизмов психики и их поведенческих проявлений.

 Еще один фактор, влияющий на легкость обучения письму и чтению, — это предпочтение
направления слева направо или справа налево.


 В русском языке принято читать и писать слева направо, но это совсем не значит,
что в природе человека заложено предпочтение этого направления.
Хотя и существует исследование, в котором показано, что в наскальных рисунках в неолите
чаще встречаются сцены, в которых развитие событий происходит в направлении слева направо,
чем наоборот (например, в сценах охоты люди и животные чаще бегут именно в этом направлении),
однако более весомых доказательств в литературе не приводится.

Напротив, известно, что огромное число людей на земном шаре, во всяком случае -
не меньше миллиарда, пишет и читает справа налево или сверху вниз, как например:
китайцы, японцы, арабы, евреи, афганцы и т.д.

 При этом книгу приходится читать от последней страницы к первой, а каждую страницу — справа налево.

 Следует знать, что существуют методические рекомендации, выпущенные министерством
здравоохранения еще в 1985 г., в которых говорится о запрещении переучивания левшей и
о необходимости снизить требования к каллиграфической стороне почерка леворуких детей:
допустимы вертикальное написание или наклон почерка влево.
При обучении письму леворукий  школьник должен сам избрать тот способ письма,
который более удобен.
Поэтому действия учителя, который снижает ребенку-левше отметку «за почерк», неправомерны.



А как обстоят дела с предпочтением направления при письме у детей?
 Семилетняя дошкольница нарисовала змею и написала, как она шипит.
Но справа написано «ши-и-и», если читать слева направо, а слева «и-и-иш».
Мама, которая сама учит детей в школе, сразу заметила эту «несуразность» и спросила дочку: «Почему?».
«Ну как же ты не понимаешь?! Шипение не может в рот идти, оно идет изо рта».
Логика ребенка вполне понятна.

Эта девочка уже умеет читать, и все же в конкретной ситуации ей важнее сохранить
образ вытекающего изо рта змеи шипения, чем направление письма.

Оказалось, что дети, впервые приступившие к обучению чтению, могут иметь свое индивидуальное
предпочтение направления.
У части из них оно совпадает с общепринятым, и трудностей в этом плане при обучении не возникает.
А как же быть с теми детьми, которые предпочитают при зрительном восприятии,
при рисовании и раскладывании предметов направление справа налево?
Эти дети могут читать некоторые слова наоборот: вместо «он» — «но»,
вместо «то» — «от», вместо «ток» — «кот». Иногда они пытаются начать чтение строки справа.

 По-видимому, им легче было бы овладеть, например, арабской грамотой, так же,
как и некоторым маленьким арабам больше бы, вероятно, подошел наш тип чтения и письма.
 И это как раз тот случай, когда мы вынуждены идти против индивидуальных особенностей ребенка.
Если необычное положение руки или листа бумаги при письме, необычное направление написания букв
никак не влияет на способность детей научиться писать и быть при этом понятыми теми,
кому адресуется письмо, то написание слов справа налево сразу исключает возможность
выполнения главной цели письма — передачи сообщения другому человеку, так как тот его просто не сможет прочитать.


Поэтому надо бережно отнестись к таким детям, а их немало.
Эти ребята поставлены в неравные условия с другими, и им значительно труднее овладеть письмом и чтением.
Вместе с тем,   надо помнить, что это трудности временные, и если не зафиксировать внимание ребенка
на его «отставании» от других, то через непродолжительное время он ничем не будет от них отличаться.
 Но в начале обучения такие дети, конечно, будут отставать в скорости чтения, и это вполне объяснимо.

Важно понимать; что предпочтение направления слева направо или справа налево регулируется мозгом.
При некоторых поражениях мозга такая регуляция может разладиться.
Так, известен случай, когда больная эпилепсией (с поражением левой височной зоны)
вдруг обнаружила, что легко может произносить и писать фразы не только слева направо,
но и справа налево, например так: «Сачйес я юатобар ан едоваз, алачан ьтатобар».

Мы пока не знаем, как все это происходит в мозгу, а тем более, у ребенка,
когда функциональная организация мозга еще только начинает формироваться.
Но ребенок не может ждать, когда мы с этим разберемся, мы должны помочь
ему сейчас, а главное — не навредить. Поэтому не надо пытаться «переделать» природу — она умна.


 Наберитесь терпения и оптимизма: чуть раньше или чуть позже все дети научатся читать
и писать так, как у нас принято: слева направо.
А существуют ли различия в овладении асимметричными видами деятельности,
в формировании асимметричного мозга между мальчиками и девочками?
Да, существуют. Во-первых, среди левшей больше мужчин, чем женщин.
Кроме того, считается, что у детей разного пола скорость созревания мозга различна.
У мальчиков, по-видимому, медленнее созревает левое полушарие, а у девочек — правое.

Это согласуется с данными о том, что девочки до десяти лет лучше запоминают цифры
и решают логические задачи, превосходят мальчиков в ряде речевых способностей.
Однако у них быстрее завершается развитие памяти.
Кроме того, если у мальчиков специализация полушарий мозга по пространственно-временной
ориентации имеется уже в шесть лет, то у девочек ее еще нет даже в тринадцать.
То есть можно сказать, что в детстве мальчики как бы более правополушарные,
чем девочки, но с возрастом у мужчин левое полушарие по уровню своего функционального
развития начинает лидировать, мужчины обгоняют женщин и становятся 
как бы более левополушарными, чем женщины.

Утомление сказывается неодинаково на работе мозга детей разного пола.


потягушки

 Показано, что у мальчиков при этом "больше страдают левополушарные процессы
(связанные с речевым мышлением, логическими операциями),
а у девочек — правополушарные (образное мышление, пространственные отношения,
эмоциональное самочувствие).
Родители, имеющие детей разного пола, и наблюдательные педагоги обычно замечают
эту разницу и по-разному строят занятия с мальчиками и девочками с тем, чтобы в конце
занятий шли задания, на выполнение которых утомление оказывает меньшее влияние.


я зеваю


К сожалению, в школьном классе осуществить такой дифференцированный подход
к мальчикам и девочкам довольно трудно.
Сложность учета полового фактора состоит еще и в том, что группы и мальчиков,
и девочек сами по себе очень разнообразны и частично поведенческие типы перекрываются,
т.е. некоторая часть мальчиков, при утомлении ведет себя скорее по женскому типу,
а девочек,— по мужскому.
Можно думать, что и отношения между полушариями мозга, в целом свойственные, например,
мальчикам, встречаются и у девочек, и наоборот.


Если проследить за формированием предпочтений одной руки, правой или левой,
начиная с самого младшего возраста, то мы увидим, что степень праворукости
(или леворукости) с возрастом увеличивается, и ребенок все чаще начинает предпочитать
во всех действиях одну руку, используя ее в качестве более активной, тогда как вторая рука выполняет подсобную роль.
Казалось бы, отсюда можно сделать вывод, что чем выше степень праворукости,
тем лучше, тем более развит ребенок, тем легче ему будет в первом классе.

Однако  исследования показали, что это не совсем так.
Оценив в процентах степень праворукости у детей перед поступлением в школу, 
обнаружилось, что лучшие показатели школьной успеваемости были у детей-правшей
с меньшим предпочтением правой руки, то есть у тех, которые иногда при действиях
двумя руками более активную роль отдавали левой.

 Этот факт, а также некоторые другие  исследования могут говорить о том,
что у этих детей правое полушарие достаточно активно участвует в организации произвольной деятельности.

Вообще в мире сейчас существует такая точка зрения, что общество переоценивает
роль левого полушария в становлении мыслительной деятельности ребенка, а следовательно,
и роль рационального, логического мышления. Методики обучения в начальной школе, а частично, 
по-видимому, уже и в детском саду, тренируют главным образом левое полушарие,
игнорируя половину умственных возможностей ребенка.
В то же время известно, что именно правое полушарие связано с развитием творческой интуиции.
Основным типом мышления шестилетнего ребенка еще является наглядно-образное,
тесно связанное с эмоциональной сферой, а значит, оно предполагает активное участие правого полушария в обучении.

Процессы чтения и письма у ребенка опираются совсем на иные закономерности,
чем у взрослого, и требуют участия иных физиологических механизмов.
Для этого необходим определенный уровень развития не только левого, но и правого полушария.
Но у детей эти уровни могут быть различными, как в силу разного воспитания и обучения,
так и в силу врожденных индивидуальных их особенностей.

Условно всех людей можно разделить на две большие группы:
тех, у кого преобладает левое полушарие, и тех, у кого сравнительно лучше развито правое.
(Часто их обозначают как «мыслителей» и «художников».)

 Первые будут характеризоваться рациональным типом мышления,
аналитическим складом ума, склонностью к словесному оформлению своих мыслей,
рассудочностью и одновременно некоторой заформализованностью, слабой эмоциональной отзывчивостью.
«Правополушарные» люди, напротив, более эмоциональны, склонны к образному,
интуитивному мышлению, могут сразу схватывать явление в целом, без выстраивания
логической цепочки и анализа деталей.
Это как бы крайние типы, а между ними возможны самые разные промежуточные варианты.
В этом действительно есть большая доля истины.

Однако в жизни все значительно сложнее.
Среди художников, музыкантов, поэтов встречаются не только «правополушарные»,
но и «левополушарные» типы. И это очень отчетливо проявляется в их произведениях.
Если, например, Скрябина и Чайковского с большой долей вероятности мы можем отнести
к «правополушарным», то Бах и Шостакович — это скорее «левополушарные» композиторы.
 
Интересные результаты получили французские ученые.
Исследуя асимметрию мозга у профессиональных музыкантов и людей без музыкального
образования при восприятии мелодий, они показали, казалось бы, парадоксальный факт:
«немузыканты» воспринимали мелодии преимущественно правым (эмоциональным) полушарием,
а музыканты — левым (логическим). Можно предположить, что если «немузыканты» просто наслаждались музыкой,
то музыканты анализировали как саму музыку, так и качество ее исполнения.

Определить, к какому типу относится ребенок, иногда можно, вслушиваясь в то, что он говорит.
Вот девочки-близнецы. Они очень похожи, но нейропсихологические исследования показали,
что Машу можно отнести к левополушарникам, а Катю — к правополушарникам.
 Представьте себе такую картину из их жизни: Катя смотрит в окно и говорит:
«Мама, смотри, весна: сосульки тают, с крыши капает».
Маша ее перебивает: «Какая же весна — сейчас февраль».
Действительно, для левополушарницы, если февраль зимний месяц,
то весны в феврале быть не может, даже если глаза говорят об ином.
Для нее весна — это время года, включающее только три месяца.

 Для правополушарницы важнее не обозначение, а образ.
Весна для нее — это, в первую очередь, явление природы (солнце, капель, ручьи),
и нет ничего странного в том, что весна наступает в феврале.
Какой же тип лучше? И тот, и другой хороши по-своему, у того и у другого есть свои плюсы и минусы.
В одних ситуациях больше пользы приносит левополушарная стратегия мышления,
а в других — выгоднее правополушарная.
Давая разным детям одни и те же задания, мы можем адресоваться к разным полушариям,
восприятие и переработка информации этими детьми будет совершенно различна, несмотря на то,
что видимый нами результат может быть одним и тем же (нарисовал, написал, прочитал, слепил, прослушал и т.д.).
Каждый человек сам выбирает пути решения какого-то вопроса или задания.
Стиль деятельности при этом может быть различным, мозговые механизмы,
реализующие эту деятельность, тоже неодинаковы.

Другое дело, что взрослый человек свободен в выработке своей стратегии решения,
а ребенок часто может действовать только в узких рамках, задаваемых нашей методикой обучения.
Кроме того, взрослый выбирает свой путь на основании собственного жизненного опыта,
знания своих сильных и слабых качеств, оптимального для него соотношения в работе
 правополушарных и левополушарных механизмов мозга, хотя чаще всего он даже не осознает этого.
 Такой выбор позволяет ему компенсировать недостатки своего психического развития
(например, плохую зрительную или слуховую память) и даже небольшие мозговые дисфункции.

Ребенок пока еще не способен таким образом регулировать свою психическую деятельность,
выбирать оптимальный режим для работы собственного мозга.
И любой недостаток развития какой-либо функции, являющийся даже не патологическим,
а лишь вариантом нормы, может создать огромные трудности на определенном этапе обучения при условии,
что имеющаяся методика подразумевает опору именно на эту функцию.
При возможности гибкого варьирования методик, коррекции их в соответствии с индивидуальными,
возрастными или половыми особенностями развития психических функций
(разных видов памяти, внимания, помехоустойчивости, типов мышления, особенностей эмоциональной сферы и т.д.)
таких трудностей можно избежать и оптимизировать процесс обучения для конкретного ребенка.

Итак, даже рассматривая развитие психики ребенка только под одним углом зрения: асимметричного распределения функций между двумя полушариями мозга, неравнозначности в работе правой и левой руки, глаза, уха, мы приходим к выводу о том, что процесс обучения уже ребенка-дошкольника, а тем более школьника, должен учитывать его индивидуальные особенности.

Мы живем в асимметричном мире, и наша культура, наши традиции углубляют асимметричность
той внешней среды, в которой живет и развивается ребенок.
Его окружают несимметричные предметы, приспособленные к игре и работе с ними правой рукой.
Мир книг требует возрастания односторонней ориентации в деятельности нашего зрительного анализатора.
Научение письму окончательно нарушает симметрию нашей зрительно-моторной системы координации.
Все это тесно связано с закономерностями работы двух полушарий нашего мозга.

Но все мы разные, и каждый вписывается в этот асимметричный мир по-своему.
И долгий путь формирования мозга и психики у каждого, вступающего в этот мир, свой.
Но, к несчастью, мы ведем ребенка к знанию часто совсем не той дорогой.
А дорога эта одна — общепринятые в данное время и в данном детском учреждении программы и методики обучения.
И счастлив тот ребенок, воспитатели которого ищут, протаптывают для него ту единственную тропинку,
которая именно его быстрее всего приведет к цели. Это трудный путь для любого родителя и педагога,
но его итог — здоровье и успехи нашего ребенка, его будущее.

Спасибо за полезную информацию!

Богданова Ольга Владимировна

Богданова Ольга Владимировна

Работает воспитателем детского сада.
Стаж работы более 30 лет, высшая квалификационная категория.